Главная >> Статьи >> Книги >> Селекция виноградной лозы >> Теоретические основы выведения новых сортов винограда

Воздействие на развивающиеся организмы измененными условиями внешней среды - Теоретические основы выведения новых сортов винограда

Оглавление
Теоретические основы выведения новых сортов винограда
Скрещивание растений
Вегетативная гибридизация растений
Воздействие на развивающиеся организмы измененными условиями внешней среды

Рассматривая живой организм в единстве с условиями внешней среды, И. В. Мичурин писал, что все его внутренние и наружные части, все его признаки и свойства обусловлены наследственностью организма и внешней средой, в которой он существует. При изменении условий существования отдельные функции этого организма становятся невозможными или ненужными, а выполняющие их органы постепенно атрофируются.
Аналогичные мысли высказывал и другой талантливый селекционер — Лютер Бербанк. По его мнению, наследственность организма определяет лишь общий характер развития, выполняет как бы роль фундамента и определяет лишь основные черты будущей постройки, а все остальное — дело великой формирующей роли среды. Сделав верные выводы из своих наблюдений о роли условий жизни, Л. Бербанк все-таки продолжал основное внимание уделять отбору лучших форм, полученных путем массового посева семян.
В противоположность ему И. В. Мичурин не ограничился простым анализом действия внешних условий среды на растения, но и активно использовал их в своих работах наряду с отбором. В статье «По поводу неприменимости законов Менделя в деле гибридизации» он указывал, что к главнейшим факторам, которые могут влиять на формирование сеянцев-гибридов, кроме изменчивого влияния наследственности, следует отнести климатические и погодные условия, физические показатели — давление воздуха, температуру, влажность, интенсивность света и прочие, действие которых часто почти незаметно для человека. В целом влияние суммы внешних факторов на гибридное растение, по Мичурину, может быть настолько значительным, что подчиняет себе свойство наследственности.
Он наблюдал, что в годы с теплой, умеренно влажной и безветренной весной получается наибольший процент удачных скрещиваний, так как лучшие качества родительских форм полнее передаются потомству. В весенний период, характеризующийся холодной, дождливой и бурной погодой, формируются гибридные семена, из которых в последующий период развиваются сеянцы с доминированием отрицательных качеств.
Частые и сильные ветры, как отмечает он далее, ухудшают развитие молодых растений, способствуя испарению влаги из устьиц листовых пластин и создавая неблагоприятные условия для поглощения листьями необходимой им углекислоты. Вследствие этих причин гибридные растения начинают уклоняться в своем развитии в сторону диких родичей.
Известно, что И. В. Мичурин не рекомендовал в средней полосе России выращивать сеянцы второй генерации от свободного опыления половых гибридов различных плодовых пород, полученных путем скрещивания среднерусских сортов с южными, так как большинство из них под повторным влиянием относительно суровых местных климатических условий теряет свои  ценные свойства.
Даже пыльца плодовых деревьев, растущих по соседству с молодыми гибридными сеянцами, особенно впервые цветущими, попадая на рыльца цветков и являясь своеобразным ментором, оказывает на завязи положительное или отрицательное влияние, а приобретенные таким путем новые признаки иногда закрепляются.
В экспериментах И. В. Мичурина, а затем его ближайшего ученика — академика П. Н. Яковлева, проведенных в Мичуринске в 1947—1954 гг., было обнаружено интересное явление доминирования наследственных признаков у чрезвычайно пластичных гибридных сеянцев груши, в происхождении которых принимали участие три родственно и географически отдаленных вида груши — уссурийская (с Дальнего Востока), рассеченнолистная (из Средней Азии) и культурная (из Бельгии).
Даже в течение одного и того же вегетационного периода, но под влиянием различных погодных условий, на одном и том же побеге развивались попеременно разные листья: при наступлении прохладной и влажной погоды развивались цельнокрайние листья, типа уссурийской и бельгийской груши, а в последующий период, когда наступила жаркая и сухая погода, формировались сильно рассеченные листья типа засухоустойчивого родителя — среднеазиатской груши Регеля.
Такая смена доминирования родительских признаков в процессе изменчивости гибридов продолжалась в течение трех лет, пока постепенно все листья в их кроне не оказались цельнокрайними, как у местных грушевых деревьев.
Аналогичный характер в опытах П. Н. Яковлева носила изменчивость листьев и у отдаленного гибрида дикого терна (сравнительно влаголюбивого растения) с абрикосом (засухоустойчивым растением).
В результате многолетних наблюдений за поздно взошедшими сеянцами папиросного табака, скороспелой дыни Коммунарка и винограда И. В. Мичурин пришел к выводу о том, что гибриды, появившиеся не позднее июля, успевали в укороченный период закончить свой рост и развитие. При этом такой темп развития он наблюдал в основном лишь у отдаленных гибридов, обладающих более пластичной наследственностью.
В целях практического использования определенных погодных условий в этот период лета И. В. Мичурин рекомендовал специально высевать гибридные семена некоторых теплолюбивых культур в более поздние сроки с целью получения растений с укороченным вегетационным периодом. Повторное влияние на отдаленные гибриды повышенной температуры и измененного светового режима, как он указывал, способствует закреплению новых приобретенных свойств — более быстрого темпа развития и короткого периода вегетации.
Воздействие определенными климатическими факторами на растение И. В. Мичурин считал могущественным средством переделки природы субтропических видов многолетних растений при перемещении их в более северные районы.
Влиянием факторов внешней среды, по Мичурину, можно объяснить возникновение у гибридных растений совершенно новых признаков, отсутствующих у исходных родителей, хотя многие склонны видеть в этом факте лишь проявление скрытых ранее наследственных свойств предков. В качестве примера новообразований И. В. Мичурин приводил выведенный им новый сорт — Фиалковую лилию, которая приобрела сразу четыре новых, необычных для этого вида растений, признака: лиловую окраску цветов, черную окраску пыльников, фиалковый аромат и корневой зонт, хотя родительские сорта Шовицианум и лилия Тунберга не имели таких качеств и вряд ли можно было полагать их наличие в скрытом виде.
В целях более полного использования климатических факторов последователи И. В. Мичурина иногда применяют в селекционной практике так называемое географически отдаленное воспитание, когда многолетние растения, полученные путем вегетативного размножения одного гибридного сеянца, выращиваются в различных почвенно-климатических условиях, благоприятных для формирования тех или иных хозяйственно ценных качеств. Например, в опытах П. Н. Яковлева гибридное растение груши Дочь Бланковой X Бергамот Эспе-рена, воспитанное в сухих и жарких условиях г. Самарканда, имело плоды со средним весом 305 г, в то время как плоды контрольного сеянца, выращенного в г. Мичуринске, весили лишь 15 г, т. е. были в 20 раз мельче.
Пути управления наследственностью однолетних растений исключительно глубоко вскрыты в трудах академика Т. Д. Лысенко. Он впервые изменил озимую пшеницу в яровую и яровую в озимую сначала в лабораторных условиях, а затем на полях Одесского селекционно-генетического института. На основе проведенных интереснейших опытов им разработаны теоретические основы направленного изменения очень консервативных свойств зерновых культур — озимости и яровости. Пользуясь указаниями Т. Д. Лысенко, последователи мичуринской материалистической биологии не только подтвердили большую значимость изменения яровых растений в зимостойкие озимые для познания закономерностей наследственности и изменчивости растений, но и практически вывели этим путем новые зимостойкие высокоценные сорта пшеницы, ржи, ячменя для многих районов нашей Родины.
Для направленного изменения яровых форм в озимые и обратно необходимо прежде всего произвести стадийный анализ взятых в опыт хлебных злаков и на основании его выявить длительность прохождения ими стадий яровизации и световой, а также те необходимые условия, в которых протекают эти жизненно важные процессы, а затем вместо нормальных, требуемых консервативной наследственностью условий, подставить другие — необычные, новые.
Известно, что озимые злаки на стадии яровизации нуждаются в продолжительном воздействии пониженных (близких к 0°) температурных условий, а яровые хлеба не требуют для своего развития таких условий. Чтобы изменить консервативную наследственность озимых злаков и превратить их в наследственно яровые, необходимо воздействовать на них при прохождении процесса яровизации повышенными температурами, близкими к тем, какие наблюдаются весной в полевых условиях.
Нужно только знать, подчеркивает Т. Д. Лысенко, когда и какие именно условия следует подставить растению, чтобы ликвидировать устойчивость его старой наследственности заменой привычных условий жизни новыми, приспособленность к которым желательно у него выработать. Он установил также, что наиболее подходящим периодом для создания растениям необычных условий следует считать качественно-переломные моменты в их жизнедеятельности, когда одна стадия еше не завершена, а другая еще не наступила. «Условия, соответственно которым желательно создать новую наследственность, нужно давать в конце процесса, природу которого мы изменяем» — пишет Т. Д. Лысенко *.

* Т. Д. Лысенко, Агробиология, 1948, стр. 368.

Наследственность озимых хлебов при таком воздействии изменяется, причем наблюдаемые изменения адекватны, т. е. соответствуют по своей направленности новым условиям среды. Однако новая наследственность не сразу закрепляется у растений. Большая часть из них, как отмечает Т. Д. Лысенко, сначала лишь ослабляет свою избирательность к условиям внешней среды, а в дальнейшем, при повторных воздействиях измененного температурного фактора в течение двух-трех последующих поколений, приобретенное новое свойство — яровость у них прочно закрепляется и становится консервативным.
Превращение яровых форм в озимые имеет большое практическое значение, так как позволяет создавать новые зимостойкие сорта злаковых растений, однако осуществляется оно с большими трудностями. В сельскохозяйственной практике его достигают путем многократных повторных посевов яровых сортов под зиму.
В. Ф. Хитринский в период с 1946 по 1958 гг. подстановкой новых условий жизни для гибридных растений создал новые зимостойкие и высокопродуктивные формы озимой пшеницы (из яровой пшеницы Мелянопус), озимой ржи (из яровой ржи Одесская 20), озимого двурядного и многорядного ячменя (из ярового ячменя).
Путем подзимнего высаживания целых зрелых плодов культурных томатов под зиму в открытый грунт и ранне-весеннего посева проросших семян В. Ф. Хитринский получил из культурных сортов Маяк и Бизон вишыевидные формы томатов с красными и малиновыми мелкими плодами, более устойчивые к засухе, пониженным температурам и заболеваниям и более богатые сухими веществами и органическими кислотами, чем исходные сорта.
Неопровержимым примером действенности материалистической мичуринской биологии является также получение академиком Ф. Г. Кириченко первого в истории растениеводства нового сорта озимой зимостойкой твердой пшеницы Мичуринка в результате межвидовой гибридизации яровых твердых пшениц с мягкими озимыми и последующего воспитания гибридов в условиях осеннего посева.
Творчески развивая советскую агробиологическую науку, академик Т. Д. Лысенко экспериментально доказал, что потомство растений, выращиваемых на высоком агротехническом фоне, более урожайно, чем растения, выросшие из клубней или семян, собранных на участках с низкой агротехникой. Поэтому Т. Д. Лысенко неоднократно подчеркивает, что «хорошие сорта растений, а также хорошие породы животных в практике всегда создавались и создаются только при условии хорошей агротехники, хорошей зоотехнии. При плохой агротехнике не только из плохих сортов никогда нельзя получить хорошие, но во многих случаях даже хорошие культурные сорта через несколько поколений делаются плохими» *.

* Т. Д. Лысенко, Агробиология, 1948, стр. 477.

 

Как показали опыты по направленной переделке природы растений, далеко не всякие изменения условий среды приводят к формированию новых признаков, а лишь те из них, которые затрагивают жизненно важные процессы обмена веществ живых организмов. Вот почему понятия «условия жизни» и «внешняя среда» существенно различаются: по Лысенко, под условиями жизни организмов следует понимать те факторы, без которых невозможна их нормальная жизнедеятельность (наличие углекислого газа, кислорода, света, влаги, тепла и т. д.), а под внешней средой или средой обитания — всю совокупность природных условий, в которых они развиваются.
Под необходимыми условиями жизни растений, само собою разумеется, следует понимать в первую очередь и те элементы минерального питания, которые используются в процессе их роста и развития.
Ч. Дарвин, высоко оценивая роль внешних условий в формообразовательных процессах, наибольшее значение придавал избытку питания, как одной из важнейших причин, вызывающих изменчивость. Отмечая роль человека в улучшении природы растительных организмов, он писал, что дикие обитатели разных стран, определившие после долгих и горьких опытов полезность того или инoгo растения при разных способах приготовления пищи, должны были, спустя некоторое время, попытаться возделывать их вблизи своего жилья. «Следующим шагом в возделывании, — пишет он, — не требующим большого напряжения мысли, был бы посев полезных растений; а так как почва близ лачуг туземцев часто бывает до некоторой степени удобрена, то рано или поздно должны были появиться улучшенные разновидности» *.

* Ч. Дарвин, Сочинения, т. VIII, изд. Лепковского, 1907, стр. 491.

В трудах И. В. Мичурина и Т. Д. Лысенко красной нитью проводится мысль об исключительно важном значении условий питания для направленного изменения природы стадийно молодых организмов.
И. В. Мичурин указывал, что при недостаточном питании природа стадийно молодых организмов может уклоняться в худшую сторону и, наоборот, усилением питания сеянцев можно улучшить их наследственные свойства. Он приводит многочисленные примеры воздействия почвенных условий на формирующиеся стадийно молодые сеянцы плодовых растений. Согласно его наблюдениям, суховатая легкая черноземная почва, способствуя повышению зимостойкости гибридов яблони и ускоряя их плодоношение, в то же время может ухудшать вкусовые качества плодов, мякоть которых становится более пресной. Для получения сеянцев яблонь, груш, слив и других пород с крупными плодами высокого качества он рекомендовал выращивать их на глинистых, достаточно влажных и плодородных черноземах.

Придавая особое значение почвенному питанию, Мичурин во многих случаях создавал своеобразный состав почвы, добавляя тот или иной вид удобрений, определенное количество песка или глины и т. п. Более того, заботясь о формировании у гибридных сеянцев, полученных от скрещивания степной самарской вишни с Владимирской (Родителевой) высоких вкусовых качеств, он специально выписал для своего сада из окрестностей г. Владимира несколько пудов почвы, на которой растет сладкоплодная Родителева вишня, и тем самым достиг усиленного доминирования у этих гибридов ценных признаков Владимирской вишни.
И. В. Мичурин постоянно указывал на значение питания при выращивании молодых растений, подчеркивая, что некоторый избыток питания необходим для каждого сеянца до его первых двух-трех лет плодоношения. При ограниченном питании недостаточно возмужавшее и не выработавшее еще практически необходимой устойчивости растение может недоразвить свои хорошие свойства или уклониться в нежелательную сторону.
К выбору условий воспитания гибридов великий преобразователь природы подходил всегда дифференцированно, с учетом селекционного задания, биологических особенностей родительских форм и природных условий.
Известно, что в средней полосе СССР И. В. Мичурин иногда сознательно применял так называемый «спартанский» режим воспитания сеянцев, т. е. выращивал их на относительно бедных питательными веществами супесчаных почвах. Однако указание И. В. Мичурина о воспитании сеянцев на высоком агрофоне не противоречит его же утверждению о необходимости «спартанских» условий жизни, так как при применении последних он учитывал не только селекционное задание и природу гибридов, но и суровые условия местности, где выращивались эти растения. «Спартанский» режим он применял лишь с целью получения сравнительно зимостойких сеянцев, одной из родительских форм которых был сорт южного происхождения. Это было необходимо для того, чтобы не допустить в природных условиях Тамбовской области слишком тучного развития и рыхлого строения тканей растений и преодолеть консерватизм в передаче нежелательного наследственного свойства — слабой зимостойкости южного сорта. Все же и в этих случаях Мичурин рекомендовал воспитывать сеянцы на тощих почвах лишь до вступления их в пору плодоношения.
С момента закладки плодовых почек и в течение первых трех-пяти лет плодоношения сеянцы, как он утверждал, должны получать усиленное питание, в противном случае создание нового высококачественного и урожайного сорта невозможно.

Он отмечал также, что при воспитании стадийно молодых гибридов не всегда полезно давать «спартанский» фон.
Специальный опыт, проведенный И. В. Мичуриным с целью выяснить роль питания в формировании культурных признаков двух экземпляров яблони, полученных путем разделения одного сеянца Челеби-альмаХкитайская яблоня, показал, что при внесении удобрений, начиная с первых лет жизни, дерево вступило в пору плодоношения на два года раньше и дало плоды вдвое крупнее, чем дерево, росшее на неудобренной почве. Приобретенные гибридом под влиянием усиленного питания хозяйственно ценные признаки закрепились и наследовались при его вегетативном размножении.
Лютер Бербанк, работавший в Калифорнии (США), также применял усиленное питание сеянцев различных культур. Он писал: «Во время моей деятельности в роли садовода в Лю-ненбурге я способствовал раннему созреванию зерна тем, что сажал семена в парник и затем высаженные в поле растения обильно унаваживал, что было им необходимо. Это показало мне, что путем тщательного ухода можно добиться улучшения растений, более быстрого роста их или всякого другого желательного развития, причем человек, благодаря своему разуму, пользуется для своей выгоды общими законами» *.
Обильное питание растений было использовано рядом исследователей для формирования плодовитости у потомства, полученного от отдаленного скрещивания. Так, например, известно, что гибриды, полученные от скрещивания пшеницы Тимофеева с другими видами пшениц, были бесплодными. Работы ряда авторов (Л. Декапрелевич и Л. Менабде, 1923 г., Г. Хипчук, 1929 г., Синков, 1937 г. и др.) в направлении получения плодовитого потомства не дали положительных результатов.
А. А. Захаржевский в течение двух лет (1935 и 1936 гг.), выращивая обычным полевым методом гибриды, полученные от скрещивания пшеницы Тимофеева с видами пшеницы ду-рум, дикоккум, монококкум, спельта, и применяя повторное и тройное скрещивание, также не смог получить плодовитых гибридов. Ему удалось преодолеть стерильность гибридов лишь путем их воспитания в условиях высокого агрофона.
Исследованиями ряда ученых также доказано, что путем регулирования обмена веществ можно управлять и полом растения.
Поскольку, однако, обмен веществ в тканях во многом зависит от поглощения минеральных растворов, то становится понятным, что одним из методов управления полом является изменение корневого питания.

* Л. Бербанк, Жатва жизни, 1955, стр. 103.

И. И. Резников (Московская сельскохозяйственная академия им. Тимирязева), питая огурцы смесью определенного состава, увеличил число образовавшихся женских цветков и тем самым повысил урожай.
Как показали опыты Н. М. Санникова, для образования и развития женского пола у растений большое значение имеет повышение уровня фосфорного и азотного питания.

Исследования Е. Г. Мининой, проведенные на Грибовской и Адлерской опытных станциях, а также во Всесоюзном научно-исследовательском институте удобрений, агротехники и агропочвоведения, показали, что периодическое внесение азотных подкормок может в 3—4 раза увеличить количество формируемых женских цветков и тем самым увеличить урожай огурцов.
Для направленного развития того или иного органа растения важное значение имеет также обеспечение их обильной влагой. Так, проф. Л. Джапаридзе (Тбилиси) установил, что повышенный водный режим необходим для образования женского пола у растений и животных. П. П. Мацкевич доказал, что недостаточная влажность воздуха и почвы способствует образованию мужских цветков и тем самым вызывает обильное появление «пустоцвета»; наоборот, достаточное увлажнение приземного слоя воздуха и почвы, задерживая формирование мужских цветков, способствует закладке и формированию женских. Обильная влажность не только увеличивает число плодов, но и улучшает условия их формирования.
Большой интерес представляет работа академика Л. А. Жданова -с культурой подсолнечника. Семена, полученные в 1946 г. путем скрещивания сорта № 1813 и Степняк, а также 8281 и 6540 ВНИИМК, он воспитывал в 1947 г. на различных фонах питания. Часть семян каждой комбинации высевалась на удобренном фоне, а другая часть — на неудобренном. Под растения, воспитываемые на высоком агрофоне, вносились минеральные удобрения (суперфосфат и сернокислый аммоний). В следующем году семена, собранные с растений первого гибридного поколения, воспитанных на удобренных и неудобренных делянках, были высеяны на одном фоне и выращивались в условиях одинаковой агротехники.
Опыты Л. А. Жданова показали, что семена первого гибридного поколения, воспитанного на высоком агрофоне, обладали повышенной жизнеспособностью по сравнению с семенами тех же гибридов, но выращенных на низком агрофоне.
Как указывает Л. А. Жданов, в условиях повышенного агрофона корзинки растений второго семенного поколения оказались более крупными, а сбор семян с них повысился на jO—12%. Одновременно с этим на 2—4 дня сократилась и длина вегетационного периода растений.

В. Ф. Хитринский и И. Г. Калиненко (1953—1955 гг.) экспериментально доказали важное значение обильного питания при направленном изменении обычной озимой пшеницы в ветвистую.
Таким образом, вся предшествующая деятельность человека доказывает, как велика роль агротехники и условий питания в создании высококачественных культурных форм.
В последние годы исследователями получены новые факты, доказывающие преимущества обильного питания в сравнении с обычным и при воспитании сеянцев винограда.
Опыты, проведенные в 1953—.1959 гг. в Украинском научно-исследовательском институте виноградарства и виноделия им. Таирова (П. К. Айвазяном), показали, что путем усиленного питания сеянцев винограда можно достичь быстрого вступления их в пору плодоношения (на второй год после посева семян), повышения урожайности, улучшения качества плодов и сокращения селекционного процесса с 15—20 до 7— 10 лет. На юге Украины сеянцы, воспитанные в условиях обильного питания, имели более высокую морозоустойчивость, чем сеянцы той же гибридной семьи, но воспитанные в обычных условиях — на неудобренном агрофоне. При этом оказывается, что приобретенные признаки могут закрепляться, развиваться и сохраняться у вегетативно размноженного потомства, выращиваемого в обычных агротехнических условиях. Путем применения обильного питания сеянцев винограда с момента появления всходов можно значительно усилить доминирование признаков и свойств культурных сортов при скрещивании их с дикими видами.
В. К. Заец и 3. И. Иванова в целях улучшения формирования культурных признаков, усиления мощности развития и ускорения наступления плодоношения гибридных сеянцев яблони воспитывают их в условиях повышенного агрофона.
Благоприятные условия для формирования величины и качества урожая, кроме внесения удобрений, можно создать и путем относительного увеличения корневой системы растений при одновременном уменьшении длины лозы или стебля сеянца. А. Я- Кузьмин с этой целью успешно применяет в Мичуринске при воспитании молодых, только вступающих в плодоношение сеянцев, издавна используемый в виноградарстве агротехнический прием катавлак, а в Научно-исследовательском институте плодоводства им. И. В. Мичурина и других опытных учреждениях те же результаты достигаются путем прививки глазков, взятых с верхушки молодых гибридов плодовых культур на собственную корневую систему и последующего удаления всей надземной части, кроме привитого побега.
Направленное изменение наследственности молодых организмов регулированием условий внешней среды творчески применяется также мичуринцами-животноводами. Так, академик М. Ф. Иванов (1871—1935 гг.) указывал, что качество и количество кормов имеют важное значение для выведения новых пород высокопродуктивных животных. Путем применения разных приемов воспитания гибридных поколений он получил новую породу свиней (Украинская степная белая) и овец (Асканийская тонкорунная).
Другим ярким примером направленного воспитания может служить выведение новых пород крупного рогатого скота в совхозе «Караваево» и в Костромском госплемрассаднике. В результате выращивания сложных гибридных поколений и непрерывного отбора на фоне обильного кормления выведена новая порода — Костромская, которая является самой продуктивной в мире. Воспитание телят этой новой породы проводилось с первых дней их жизни при пониженных температурных условиях и улучшенном режиме кормления.
Снижение температуры помещения (до —15°) вызывало у телят повышенный аппетит, а усиленное кормление в этих условиях способствовало их росту. С увеличением возраста телят увеличивались нормы их кормления (молоком и другими кормами). Все эти факторы улучшили породу, а накопленные под влиянием внешних условий качественные изменения закреплялись и наследовались новым поколением.
Интересные данные по направленному выращиванию молодняка получили в 1951—1952 гг. проф. Церельсон Н. Б. и Керов М. А. При усиленном питании маток-крольчих их потомство приобрело свойства более интенсивного роста, хорошего развития и повышенной плодовитости. Эти свойства при последующем даже менее высоком уровне кормления не только закреплялись и передавались потомству, но и имели тенденцию усиливаться.
Вышеприведенные и многие другие примеры, подтверждающие важную роль факторов внешней среды (температуры, света, питания, количества влаги и т. д.) в деле направленного формирования наследственности организмов при выведении новых сортов растений и пород животных, со всей очевидностью убеждают в том, что живой организм и условия, необходимые для его жизнедеятельности, представляют единство. При замене этих условий новыми и усвоении последних растениями существенные изменения обязательно претерпевает и сам организм, а наблюдающаяся при этом изменчивость, как правило, соответствует (адекватна) новым условиям среды.
Таким образом, ассимилированные внешние условия становятся внутренней потребностью, т. е. соответственно измененной наследственностью. Именно адекватность изменения организма условиям его жизни, т. е. объективно существующая и уже познанная закономерность развития природы органического мира, обеспечивает целесообразность внешнего и внутреннего строения животных, растений и микроорганизмов и высокую их приспособленность к постоянно варьирующим факторам среды.
Овладение этой закономерностью открывает перед селекционерами наиболее действенный путь преобразования природы живых организмов в интересах человечества, и путь этот лежит через познание конкретных условий, необходимых для формирования того или иного признака или свойства и разумной подстановки соответствующих условий в определенный момент развития организмов.
Как и при вегетативной гибридизации, направленному воздействию другими факторами внешней среды (температурой, светом и т. д.) более всего подвержены стадийно молодые организмы, особенно отдаленные гибриды.
Возможность управления формирующейся природой гибридных организмов воздействием отдельных факторов среды еще раз показывает несостоятельность хромосомной «теории», утверждающей, что любые свойства и любые признаки организма определяются наличием в его теле генов наследственности, расположенных в линейном порядке в хромосомах ядер клеток.
В настоящее время сторонники формальной генетики неправильно истолковывают и используют большие достижения науки, в частности химии, приписывая особую роль дезоксирибонуклеиновой (ДНК) и рибонуклеиновой (РНК) кислотам и полагая, что ген наследственности — это и есть часть молекулы ДНК или РНК. Правда, после новых научных достижений в области изучения межклеточного и внутриклеточного обмена веществ формальные генетики не могут, как это было прежде, утверждать абсолютную автономность и постоянство так называемого «вещества наследственности». Они даже пытаются воздействовать на него различными физическими и химическими факторами с целью «обогащения новыми генами», хотя и подходят к решению этого вопроса со своей точки зрения.
В частности, в последние годы в ряде зарубежных государств (США, Канада, Швеция и др.) вновь широко пропагандируется применение в этих целях давно заброшенных, практически не оправдавших себя методов так называемой «радиационной селекции», воздействия колхицином и другими ядами.
Среди некоторой части советских исследователей (Н. П. Дубинин, В. М. Клечковский, Н. Л. Делоне, В. В. Хвостова и др.) метод получения «индуцированных мутантов», т. е. организмов, измененных под влиянием ионизирующих излучений, находит особенно горячую поддержку и рекламируется ими как большое достижение по преобразованию природы сельскохозяйственных культур, получившее мировое признание. Однако о действительной «ценности» метода «радиоселекции» можно судить по высказыванию ряда зарубежных ученых, уже в течение многих лет применяющих его в практических целях. Так, один из признанных авторов этого метода, с помощью которого он якобы получил много ценных форм, — шведский селекционер О. Густафссон после многочисленных экспериментов, проведенных в течение 25—30 лет, пришел к выводу: «.„основная ценность искусственно вызванных мутаций заключается, с нашей точки зрения, в том, что они дают новый сырой материал для продолжения работы по получению новых комбинаций признаков при гибридизации» *.
Что же касается практических достижений в «радиоселекции», то О. Густафссон и О. Тедин ссылаются лишь на четыре сорта таких сельскохозяйственных культур, как горчица, горох, фасоль и рапс, выведенных целым коллективом научных сотрудников Свалефской опытной станции за 30 лет при больших масштабах ведения дела. Несомненно, это слишком скромные успехи, которые заставляют скорее призадуматься над целесообразностью применения данного метода в практике сельского хозяйства, чем преждевременно расхваливать его эффективность. При этом сами приверженцы метода «радиоселекции» вынуждены признать, что воздействие облучениями вызывает «повреждения наследственного вещества» и приводит к «деструктивным» изменениям.
Следовательно, вопрос о целесообразности использования методов воздействия радиоактивным излучением, колхицином и аналогичными им физическими и химическими факторами в деле выведения новых сортов растений скорее может быть решен отрицательно, так как посредством их достигается лишь очень грубое вмешательство в жизнедеятельность растений, которое чаще всего ведет к уродству живых организмов и потере ими жизнеспособности.
Академик Т. Д. Лысенко неоднократно подчеркивал, что «живые тела нужно изучать и биологам, и химикам, и физикам и многим другим, кому это требуется. Но необходимо, чтобы каждый изучал свое и не подменял изучение одного изучением другого. Биологические закономерности — это не физические, и не химические, и не математические закономерности, а именно биологические» **.

* О. Густафссон, О. Тедин, Селекция растений и мутации, Сб. «Радиоактивные излучения и селекция растений», 1957, стр. 11.
** Т. Д. Лысенко, К вопросу о взаимоотношениях биологии с химией и физикой, «Агробиология», 1959, № 4, стр. 488.
*** Там  же, стр. 486.

Не прислушаться к этому указанию и под влиянием лженаучной теории формальной генетики искать «химикам и физикам в живом теле какое-го специфическое химическое вещество наследственности»  это значит обмануть самого себя и терять время и средства на бесплодные поиски, т. к. «вещество наследственности — это миф, выдуманный метафизикой, или это дух, отдельный от тела, выдуманный идеалистами» *. Вот почему содружество химиков, физиков и других ученых с биологами, стоящими на позициях материалистической науки, развивающейся на основе марксистского диалектического метода, поможет раскрытию новых биологических законов развития органического мира и усилит помощь социалистической сельскохозяйственной практике со стороны отечественной науки.
Таким образом, приведенные ранее основные положения мичуринской материалистической генетики и имеющиеся в руках исследователей практические результаты по направленной переделке природы организмов позволяют сделать вывод о том, что наряду с половой гибридизацией в расшатывании старой и формировании новой наследственности растений и животных огромное значение имеет их воспитание в соответствующих условиях среды. Кроме скрещивания и целесообразного воспитания полученных гибридов, селекционная работа включает также и другой необходимый элемент — постоянный и строгий отбор лучших гибридных форм, о принципах которого будет сказано ниже.
Учитывая, что растения различных ботанических семейств, родов и видов чрезвычайно разнообразны по своим биологическим особенностям, к выбору способов расшатывания старой и направленного формирования новой наследственности организмов селекционеры должны подходить дифференцированно: для одних растений наряду с применением половой гибридизации желательно изменить условия почвенного питания, для других — температурный или световой режим, для третьих — подставить ментор и т. д.
И какой бы мы не выбрали путь для достижения своей цели, в любом случае полезно принять к сведению и руководству советы двух величайших селекционеров, живших на двух разных континентах в конце XIX — начале XX ст. — И. В. Мичурина и Л. Бербанка. Последний, сравнивая наследственность с твердым, почти ме поддающимся разрушению камнем, в который превратились медленно скоплявшиеся и цементируемые временем «песчинки» (т. е. исторически действующие на организм постоянно изменяющиеся влияния среды), писал, что все же этот камень «можно выломать и сдвинуть с места и с помощью долота и молотка талантливого скульптора превратить в прекрасное, величественное и бессмертное художественное произведение» **.
* Т. Д. Лысенко, К вопросу о взаимоотношениях биологии с химией и физикой, «Агробиология», 1959, № 4, стр. 486.
** Л. Бербанк, Жатва жизни, Сельхозгиз, 1955, стр. 101.

Великий преобразователь природы И. В. Мичурин постоянно утверждал: «В деле выводки новых сортов плодовых деревьев главная суть заключается не в процессе искусственного скрещивания, который, как выразился Рытов, может быть выполненным и каждым ребенком, а, во-первых, в осмысленном подборе пары скрещиваемых растений и, во-вторых, в совершенно особенном способе воспитания сеянцев до их плодоношения и в течение первых пяти лет плодоношения...» *.
Все вышеуказанные методы и приемы направленного воспитания гибридных растений, предложенные И. В. Мичуриным, Т. Д. Лысенко и их последователями, можно рассматривать лишь как начальный этап в разработке целой программы сознательной переделки живой природы в интересах человечества. В этой области мичуринская агробиологическая наука открывает перед исследователями поистине безграничные перспективы.
Развитие в биологии мичуринского учения следует рассматривать не как случайное, а как закономерное явление. Как и всякая другая прогрессивная теория, оно родилось и окрепло в ту эпоху, когда в связи с развитием человеческого общества возникла необходимость замены старого государственного буржуазно-помещичьего строя в России новым, более прогрессивным — социалистическим.
История развития человеческого общества неразрывно связана с постоянно обострявшейся борьбой двух философских течений — материализма и идеализма. На стороне материализма всегда выступали прогрессивные деятели науки и культуры, стоявшие во главе самого передового и самого революционного класса, а на стороне идеализма — реакционные классы, пытавшиеся затуманивать сознание народных масс религией.
Мичуринское учение выросло и окрепло в постоянной идеологической борьбе, с давних пор ведущейся в биологии. Эта борьба между материализмом и идеализмом, между дарвинистами-мичуринцами и формальными генетиками, продолжаясь в наши дни, носит еще более ярко выраженный характер. Мичуринское учение тесно связано и согласовано с диалектическим материализмом, и именно поэтому оно вызывает особую враждебность со стороны приверженцев формальной генетики — верных служителей империализма, творцов евгеники и прочих «теорий», использованных в прошлом фашизмом и ныне поднимаемых на щит расистами.

* И. В. Мичурин, Избранные сочинения, 1948, стр. 328.

В памяти многих ученых еще очень свежи те жаркие дискуссии, которые велись в биологии в 1948 г. на августовской сессии ВАСХНИЛ и ведутся в настоящее время в печати, На международных съездах и конференциях генетиков и т. д. И на всех фронтах идеологической борьбы антимичуринцы всегда терпели, терпят и будут терпеть поражения, так как учение И. В. Мичурина — Т. Д. Лысенка выросло из народного творчества, глубоко связано с практикой ведения социалистического сельского хозяйства, а глубокая связь передовой биологической теории с практикой обусловливает высокую действенность советской агробиологической науки и развитие ее в нужном направлении, отвечающем запросам человеческого общества.
Для формальных генетиков характерным является отрыв «теории» от практики и разработка «новых положений» на объектах, часто не имеющих никакого практического значения. Никакой пересмотр старой хромосомной теории и добавление новой терминологии (ДНК и РНК) к прежним понятиям (гены, иды, иданты, корпускулы и прочее) не могут изменить ее идеалистической сущности и приблизить к материалистическому пониманию свойства наследственности. Поэтому не может быть и речи о примирении этих двух противоположных в своей основе воззрений на живую природу, хотя некоторым исследователям (Н. П. Дубинину, Н. В. Турбину и др.) оно, по-видимому, кажется вполне возможным.
В то время как последователи менделизма-морганизма продолжают составлять формулы, пытаясь втиснуть в них закономерности развития бесконечно изменчивой живой природы, и отрицать возможность управления формирующейся наследственностью организмов, мичуринцы, руководствуясь в своей работе всеобъемлющими по своему диалектическому содержанию принципами классиков марксизма-ленинизма, достигают все новых и новых успехов.
Благодаря достижениям мичуринцев в настоящее время за полярным кругом возделываются растения, о которых ранее местное население могло лишь мечтать; многие теплолюбивые культуры уже выращиваются в условиях средней полосы СССР; у нас создана порода овец с небывалой шерстностью, новая порода крупного рогатого скота с высокой молочностью и т. д.
Нельзя не отметить и того отрадного явления, что ныне мичуринское учение нашло горячих сторонников и последователей в ряде зарубежных государств, причем не только в народно-демократических республиках, но и во Франции, Италии, Бельгии, Англии, Индии, Японии и т. д.
Признание изменчивости в природе живых организмов и решающей роли условий внешней среды открывает также еще более широкие горизонты для успешного решения вопроса о происхождении жизни, над которым уже трудятся многие исследователи нашего времени.

Итак, для успешного выполнения любой селекционной задачи в деле создания новых сортов растений и пород животных решающее значение имеют та методология и те методы работы, которыми руководствуются исследователи. Только исходя из положений материалистической мичуринской .агробиологии можно успешно решить те грандиозные задачи, которые поставлены перед работниками сельскохозяйственной науки Коммунистической партией и Советским правительством в деле строительства коммунистического общества в нашей стране.

Метки: селекция |


 
< Особенности сортимента и задачи селекции винограда в СССР   Характеристика исходного материала, используемого в селекции винограда >
Искать по сайту:
или внутренним поиском:

Translator

Наверх