Главная >> Статьи >> Генетически модифицированные растения

Генетически модифицированные растения

УДК 631.526.32
ГЕНЕТИЧЕСКИ МОДИФИЦИРОВАННЫЕ РАСТЕНИЯ
Б.А. Левенко
Национальный ботанический сад НАН Украины, г. Киев

Раскрываются достоинства генетически модифицированных растений, их перспективы распространения в странах мира вопреки противостоянию противников этого направления.

Последние десятилетия характеризуются все более широким использованием генно-инженерных технологий при создании сельскохозяйственных растений - так называемые генетически модифицированные или трансгенные растения.
Как эксперт в области трансгенных растений, занимающийся их получением и изучением более полутора десятка лет, я постараюсь возможно более объективно познакомить с информацией об этих еще пару десятков лет назад совершенно неизвестных растениях. Итак, что такое генетически модифицированные растения? Это растения, полученные при внесении в существующие сорта одного или нескольких генов новыми молекулярно-биологическими методами.
Многие люди, особенно сторонники органического земледелия, наивно считают, что фермеры, практикующие эти методы, используют только те растения, которые создала мать-природа. При обычной селекции селекционер производит скрещивание между сортами или между близкими видами, при этом происходит перемешивание нескольких тысяч генов, а например, для пшеницы десятков тысяч генов. Часто новые сорта получают, облучая семена ионизирующими излучениями или обрабатывая их химическими соединениями (мутагенами), которые вызывают изменения (мутации) сотен генов, и в потомстве стараются отобрать растения с желаемыми признаками. По данным продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), около 70 % сортов всех сельскохозяйственных культур во второй половине 20 века получены методом экспериментального мутагенеза. При этом новые комбинации тысяч генов и мутации сотен могут вызвать токсичность или аллергенность.
Особенно яростно против трансгенных сортов выступают Гринпис, Друзья Земли и некоторые группы «зеленых». Активисты этих группировок считают, что трансгенные сорта могут быть аллергенными или токсичными и оказывать отрицательное влияние на окружающую среду. При этом часто ссылаются на принцип предосторожности, который гласит, что если на сегодня не известно отрицательное действие данного сорта, соединения, приспособления, то неизвестно, что будет завтра (одним словом, как бы чего не вышло). «Лучше воздержаться от какого-либо действия, чем позволить ему совершиться, рискуя потенциально негативными последствиями». Если бы этот принцип был применен в фармакологии, то мировое изучение и получение лекарств было бы остановлено из-за возможных побочных эффектов. Нужно сразу сказать, что этот принцип является практически недостижимым и антинаучным. Как хорошо, что это движение возникло только теперь. Если бы сторонники принципа предосторожности одержали верх на заре развития человечества, то люди до сих пор сидели бы в холодных пещерах и ели сырую пищу. Любое открытие человечества: огонь, колесо, автомобиль, самолет, ядерная энергия, мобильная связь, кроме несомненных положительных свойств, обладает и отрицательными, просто положительные свойства намного превышают возможный отрицательный эффект.
Достаточно часто можно увидеть на телевидении выступления людей, предостерегающих от использования трансгенных растений. При этом практически ни разу это не был специалист, знакомый не понаслышке с научными данными (а не слухами) об этих растениях и продуктах из них.
Итак, могут ли новые трансгенные сорта оказывать отрицательное воздействие на человека и окружающую среду? Теоретически это, конечно, возможно, и поэтому эти сорта проходят тщательнейшую проверку. Стоимость такой проверки достигла нескольких десятков миллионов долларов. Многие малые и средние биотехнологические компании были вынуждены прекратить свои исследования по получению новых трансгенных растений из-за дороговизны испытаний.
Как же обстоит дело с возможными отрицательными последствиями использования продукции трансгенных растений? С 1996 г., когда впервые в США эти сорта были высеяны на площади 1,7 млн га, прошло уже девять лет. В 2004 г. трансгенные сорта кукурузы, сои, хлопчатника, рапса и в небольших количествах других растений занимали уже 81 млн га в 17 странах мира.
По подсчетам американцев, они уже съели более триллиона порций продуктов, приготовленных из трансгенных растений, и не зарегистрировано ни одного случая токсического или аллергенного действия. А как обстоит дело с продуктами из обычных сортов? Оказывается, никто не знает. Дело в том, что считалось, если сорт получен традиционными методами, то с ним все в порядке. Когда стала ясна абсурдность такого подхода (помните, перекомбинацию тысяч генов при гибридизации и изменения сотен генов при мутагенезе), то стали подвергать испытанию и сорта, полученные традиционными методами. Как и следовало ожидать, среди таких сортов оказались и сорта с отрицательными свойствами. Были сняты с внедрения сорта картофеля и томатов с повышенным содержанием токсинов; сорт сельдерея, вызывающий сильную аллергическую реакцию у работников, перебирающих эти растения в супермаркетах, и это только начало исследований. А ведь давно уже известно, что соя вызывает у некоторых людей аллергическую реакцию. Имеются аллергены даже в пшенице.
По американским данным, около 200 человек (в основном детей) ежегодно погибает в США от сильнейшей аллергической реакции, которую вызывает употребление арахиса и продуктов из него. И, однако, никто не требует полностью отказаться от использования арахиса. Можно представить какой бы поднялся крик, если бы даже несколько человек погибло от использования продуктов трансгенных сортов. Именно из-за тщательнейшей проверки, которую проходят трансгенные растения, полученные из них продукты являются более безопасными, чем продукты обычных сортов.
А как обстоит дело с влиянием трансгенных сортов на окружающую среду? Накопленные данные за годы использования трансгенных сортов показали, что использование трансгенных сортов сои, кукурузы, хлопчатника, рапса, устойчивых к гербицидам, позволило широко начать применение нового поколения гербицидов, которые из-за своей высокой эффективности применяются в очень низких концентрациях (г/га), намного быстрее разрушаются почвенными микроорганизмами, не смываются в реки и не загрязняют почвенных вод, и таким образом являются экологически более дружелюбными, чем гербициды, применяемые ранее. Кроме того из-за своей высокой эффективности они позволили фермерам перейти к безотвальным технологиям (без вспашки), что резко снизило почвенную эрозию, а также затраты на горюче-смазочные материалы.
Другим классом трансгенных сортов, наиболее широко используемым в настоящее время, являются сорта, устойчивые к насекомым- вредителям. Применение таких сортов позволило резко снизить количество средств защиты растений, что, кроме снижения затрат, также очень благоприятно отразилось на окружающей среде.
Очень показательным явилось использование трансгенных сортов хлопчатника, устойчивых к насекомым, в Китае. При выращивании обычных сортов китайские крестьяне, имеющие, как правило, очень небольшие наделы земли, были вынуждены 15-18 раз за сезон обрабатывать посевы инсектицидами. При этом в большинстве случаев такая обработка проводится вручную (как в России, на Украине на посадках картофеля на приусадебных участках). Из-за высокой токсичности этих средств защиты несколько сотен крестьян ежегодно погибало от отравления. При выращивании трансгенного хлопчатника требуется только 2-3 обработки инсектицидами, и количество крестьян, погибающих от токсического эффекта этих средств защиты, снизилось на 70 %. По сообщению агентства Франс Пресс, в следующем году в Китае, очевидно, будет разрешено выращивание трансгенного риса, с повышенной урожайностью. Руководитель этой программы Юань Лонгпинг заявил, что это должно повысить сбор риса на 30 млн тонн. Полевые испытания и подсчеты показывают, что применение этих сортов повысит урожай на 4-8 % и снизит использование пестицидов на 80 %. По расчетам американцев, если в дополнение к 6 основным трансгенным культурам (соя, кукуруза, хлопчатник, рапс, тыква, папайа) фермеры США заменят остальные 21 культуру трансгенными, то продуктивность земледелия возрастет на 10 млрд фунтов, доход фермеров вырастет на 1 млрд долларов и использование пестицидов сократится на 117 млн фунтов.
Ричард Фиппс - ученый университета Ридинга в Великобритании подсчитал, что использование генетически модифицированных культур в ЕС даже половиной фермеров привело бы к снижению использования химических средств защиты растений на 14 тыс. тонн, экономии 20 млн литров дизельного топлива и предотвращению выброса 73 тыс.тонн выхлопных газов, вызывающих глобальное потепление.
Большое возражение использование трансгенных сортов встречало у фермеров, придерживающихся методов органического земледелия. Активисты Гринпис запугивали их, что от переопыления с трансгенными сортами они потеряют сертификат органического продукта. Исследования испанских ученых показали, что уже шестиметровый интервал между «органическим» полем и полем трансгенного сорта кукурузы снижает частоту переопыления до очень низких величин, а французские ученые установили, что при интервале в 14 м такое переопыление уже очень трудно вообще обнаружить. Пришлось даже вмешаться Министерству сельского хозяйства США, разработавшему правила органического земледелия. Недавно оно выступило с заявлением, что вообще не существует нормативов переопыления, лишающих «органического» фермера такого сертификата. Кстати, это министерство заявило, что применение трансгенных сортов не противоречит «органическому» сертификату выращенной продукции.
Почему же возникло такое противодействие трансгенным сортам со стороны Гринпис, Друзей Земли и «зеленых» и особенно в Европе? В Европе было отмечено несколько случаев: бешенство коров, ящур крупного рогатого скота, нахождение диоксина в кормах для птиц. Власти тогда заявляли, что использование таких животных не опасно для человека. Однако, когда в Великобритании было зарегистрировано несколько смертельных случаев от использования этих продуктов, население в массе перестало верить заявлениям властей. Да и запугивания активистов Гринпис также не прошли даром. Еще одним немаловажным фактором является генетическая безграмотность населения. Даже в США, где посевы трансгенных сортов кукурузы приближаются, а для сои и хлопчатника уже значительно превысили половину всех засеваемых этими культурами площадей, недавний опрос, проведенный учеными Рутгерского университета, показал, что 43 % американцев считают, что растения обычных томатов не имеют генов, а только трансгенные имеют их.
Парламентарии Европейского Союза приняли мораторий и в течение 6 лет импорт и посевы трансгенных культур были запрещены. Тогда США, которые поддержали Аргентина и Канада, являющиеся крупными производителями продуктов из трансгенных растений и терпящие большие убытки от такого запрета, обратились во Всемирную Организацию Торговли с протестом против запрета на импорт продуктов трансгенных растений. По правилам этой организации, кстати куда стремятся вступить Россия и Украина, если страна или блок стран отказываются импортировать какой-то продукт, то требуется научно обоснованное доказательство негативного влияния этого продукта. 400 исследовательским лабораториям всех тогдашних 15 стран ЕС поручили провести всесторонние исследования возможных отрицательных последствий использования генетически модифицированных сортов. В 2001 г. был опубликован завершающий отчет этих лабораторий, в котором было показано, что не обнаружено никакого отрицательного влияния трансгенных сортов на человека, животных и окружающую среду. Что-то не припомню, чтобы у нас широко освещались в прессе материалы этих исследований. Причем эти запреты противоречат всем законам логики.
Европейцы очень широко используют новейшие достижения биотехнологии в фармакологии (очень многие лекарства получены от генетически модифицированных культур), производстве сыра, виноделии, но долгие годы запрещали использование трансгенных сортов растений. В Австралии правительства некоторых штатов запретили использование трансгенного рапса, устойчивого к гербициду раундапу, являющемуся намного более экологически дружелюбным, чем используемый на обычных сортах рапса гербицид атразин. Установлено, что раундап быстро связывается с почвой, что препятствует его смыву в почвенные воды, а оттуда в реки и водоемы, используемые для водопользования, и быстро разрушается почвенными микроорганизмами. По данным Всемирной Организации Здравоохранения, этот гербицид не рассматривается в качестве токсичного для здоровья человека в концентрациях, в которых он обычно детектируется в питьевой воде, и является по меньшей мере в 3,4-16,8 раз менее токсичным, чем широко используемые гербициды.
Активисты Гринпис выступают за сохранение биологического разнообразия. Но выращивание высокоурожайных трансгенных сортов является лучшим способом сохранения такого разнообразия, так как рост населения при использовании традиционных сортов неизбежно приведет к распашке малопродуктивных земель и уничтожению лесов, что вызовет сокращение видов растений и животных. Кстати, не во всех странах Европы придерживались моратория на посев трансгенных сортов. Во все годы моратория трансгенные сорта кукурузы высевали в Испании, в последние годы их начали высевать в Румынии, которая даже по площадям под трансгенными сортами в прошлом году перегнала Испанию.
В 2004 г. в Великобритании были опубликованы результаты трехлетних исследований трансгенных сортов кукурузы, сахарной свеклы и рапса, устойчивых к гербицидам. С точки зрения британцев, результаты оказались отрицательными. Из-за очень высокой эффективности применения нового поколения гербицидов количество семян оставшихся сорняков было слишком малым для питания птиц. Во многих странах подобные выводы были встречены фермерами с большим скептицизмом. Они считают, что их главная цель получить максимум продукции со своих полей, а не разводить сорняки. Семян сорняков для птиц достаточно на межах, полевых дорогах, в парках и на других землях, не находящихся в сельхозпользовании.
Однако прошло еще немало времени и только в конце 2004 г. в Евросоюзе был снят мораторий на импорт продуктов трансгенных сортов кукурузы сначала для кормления скота, затем для пищевых целей. Европейская Комиссия 18 апреля опубликовала список 26 генетически модифицированных продуктов, которые легально находились на рынке до принятия моратория. В этот список входят 12 сортов кукурузы, 6 масличного рапса, 5 хлопчатника и 1 сои. Они добавлены к Регистру генетически модифицированных пищевых продуктов и кормов, разрешенных на рынке в последние месяцы, составив, таким образом, список легально разрешенных генетически модифицированных продуктов в ЕС. В настоящее время рассматривается вопрос о снятии моратория на продукцию трансгенного рапса. Процесс пошел, и конечно можно прогнозировать снятие запрета на продукты всех трансгенных культур. Шестилетний мораторий не прошел даром для Европы. Резко снизилось количество биотехнологических исследований и количество компаний, занимающихся такими исследованиями. Европа и США имеют одинаковое количество биотехнологических компаний, но в США в них занято в 2 раза больше персонала, они тратят на исследования в 3 раза больше.
Продукты из трансгенных культур в Евросоюзе должны быть обязательно маркированы, как полученные из генетически модифицированных организмов. США выступают против маркировки продуктов из трансгенных растений. Такая маркировка настораживает людей, не понимающих, что такое генетически модифицированный продукт, и кроме того, с научной точки зрения не важно, каким методом был получен данный сорт, важно отличается ли он по содержанию каких-то ингредиентов, а большинство современных трансгенных сортов но содержанию не отличаются от сортов, полученных традиционными методами.
Кроме того, приняты очень жесткие, практически трудно достижимые, нормативы для обычных продуктов, содержание «трансгенного» компонента в них не должно превышать 1 % (в Японии и до последнего времени в России 5 %). Даже при производстве кошерных продуктов содержание некошерного компонента в них разрешено намного больше. Маркировка неизбежно удорожит стоимость продукции, ведь анализ только одной партии семян на наличие трансгенных растений обходится в Европе в 150-250 долларов. Забили тревогу некоторые парламентарии, обеспокоенные снижением биотехнологических исследований в Европе и понимающие, что в перспективе это неизбежно приведет к снижению конкурентоспособности европейских товаров. К тому же, в связи с продолжающимся ростом населения Земли, стоимость продуктов сельского хозяйства будет возрастать, и только трансгенные растения с их повышенной продуктивностью и сниженной потребностью в химических средствах защиты представляются здравомыслящим людям альтернативой дальнейшей распашки малопродуктивных земель, пастбищ и лесов и снижением использования химических средств защиты растений. Несмотря на мораторий биотехнологические исследования в Европе продолжались все эти годы, и 13 стран Западной Европы являются ведущими в мире в области трансгенных овощей, испытывая 11 культур, включая брокколи, салат-латук, морковь и томаты. В 8 странах проводятся полевые испытания трансгенных плодовых, включая дыни, сливы.
Появление эко-фундаментализма, основанного на наивном утверждении, что мать-природа является самой лучшей, привело к энтузиазму в отношении органического земледелия, компаниям против вакцинации населения, запрещении использовать ДДТ и ряду других компаний, среди которых усилия многих «защитников природы» блокировать использование генетически модифицированных организмов.

Недавно Агентство пищевых стандартов Великобритании опубликовало результаты изучения специй. Установлено, что 66 % «органических» специй имели содержание токсинов (афлатоксин В1 и охратоксин А), недопустимое для использования в пищевых продуктах, тогда как только 5 % специй обычного земледелия имели повышенное содержание этих токсинов. Департамент сельского хозяйства США обнаружил, что содержание фумонизинов - грибных токсинов, продуцируемых в поврежденных кукурузным пилильщиком початках кукурузы, вызывающих онкологические заболевания и нарушения умственного развития плода у беременных женщин, было в 3-4 тыс. раз ниже в обычной кукурузе и в 30 тыс. раз ниже в генетически модифицированной кукурузе, по сравнению с «органической» кукурузой. Ученые университета Миннесоты установили значительно повышенное содержание бактерий (кишечной палочки и сальмонеллы) в овощах фермеров, придерживающихся методов «органического земледелия».
Эко-фундаментализм ведет к нетерпимости и представляет собой угрозу для демократии. Только разумный подход, основанный на научных знаниях, может быть фундаментом справедливого и открытого общества. Запреты и запугивания не могут остановить прогресс. В Бразилии было запрещено выращивание трансгенных сортов. Однако бразильские фермеры, испытав сорта сои, устойчивые к гербицидам, взятые в соседней Аргентине, и оценив их преимущества, стали их широко использовать. Пришлось правительству срочно отменять запреты. Подобная ситуация произошла и в Индии. Правительство долго проводило испытания трансгенных сортов хлопчатника, устойчивых к насекомым-вредителям, и не давало разрешения на их использование фермерами. Однако крестьяне стали нелегально покупать семена этих сортов на черном рынке и высевать. Узнав об этом, правительство заявило, что будет конфисковывать собранный урожай и сжигать его. Тогда крестьяне заявили, что это может быть сделано только через их трупы. Правительство было вынуждено отступить.
Американским фермерам впервые будут предложены гибриды кукурузы, которые одновременно несут признаки устойчивости к гербициду глифосату (коммерческое название «Раундап»), к наиболее вредоносному вредителю - кукурузному мотыльку и насекомому, повреждающему корни. Несомненна коммерческая выгода от использования таких сортов и положительное влияние на природу.
Следует сказать, что далеко не везде к трансгенным растениям такое отношение, как в Европе. В 2004 г. в Китае трансгенный хлопчатник, устойчивый к насекомым, выращивали на площади 3 млн га и очень благоприятный прогноз на 2005 г. По прогнозам, в 2010 г. более 90 % хлопчатника в Китае будет трансгенным. Руководители Китая поняли перспективы биотехнологии. Эта страна выдвинулась на второе место в мире после США по капиталовложениям в эту область. Быстрыми темпами началось использование трансгенных культур в Индии, и хотя в прошлом году использование трансгенных культур для пищевых целей было запрещено, по прогнозу, в этом или в следующем году следует ожидать их использование в этой стране. В Индии в 2004 г. площади под трансгенным хлопчатником возросли по сравнению с предыдущим годом в 5 раз, с 100 до 500 тыс. га. Там проходят испытания несколько десятков различных трансгенных культур, многие из которых представляют местные продовольственные растения.
Очень широко используют трансгенные культуры на американском континенте. Кроме США широко используются трансгенные сорта в Канаде, Аргентине, Бразилии, Парагвае. В Африке по примеру Южно-Африканской республики, впервые начавшей использование трансгенных сортов, проводятся их испытание в ряде стран, создан Всеафриканский биотехнологический центр, общее количество трансгенных культур, находящихся на различных этапах испытания, достигло 28. В Египте проходит испытания трансгенная пшеница, устойчивая к засухе.
Иранские ученые проводят полевые испытания трансгенного риса, устойчивого к насекомым. Кроме того в этой стране созданы устойчивые к насекомым кукуруза, хлопчатник, картофель и сахарная свекла, а также гербицидоустойчивый рапс, соле- и засухоустойчивая пшеница, устойчивые к гнилям кукуруза и пшеница. По данным из Интернет, в настоящее время 63 страны проводят исследования 57 различных трансгенных культур.
Следует сказать, что первые трансгенные сорта несли несомненные выгоды фермерам, но никаких особых преимуществ для потребителя не представляли. Однако ситуация меняется. В Германии получен трансгенный лен, в масле которого находятся омега-3- ненасыщенные жирные кислоты, препятствующие образованию холестерина на стенках кровеносных сосудов и развитию сердечнососудистых заболеваний. В Индии получен трансгенный картофель с повышенным содержанием белка. Получены томаты с повышенным содержанием ликопина - одного из сильнейших антиоксидантов растений, снижающих риск сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Учеными Ротамстедской станции получены сорта рапса, содержащие жирные кислоты, аналогичные таковым рыб. Они содержат соединения, препятствующие развитию патологий глаз и мозга детей. В Швейцарии Инго Потрикусом и Петером Байером создан трансгенный «золотой рис», названный так из-за способности синтезировать каротин, который окрашивает зерна в золотистый цвет и в организме человека превращается в витамин А, дефицит которого ежегодно приводит к слепоте миллионов детей в слаборазвитых странах, кроме того у этого риса также повышенное содержание железа, дефицит которого приводит к анемии. В Великобритании создано второе поколение «золотого риса», в котором содержание каротина повышено примерно в 30 раз по сравнению с первым поколением. В настоящее время проводится испытание этого риса в нескольких странах.
Здесь следует заметить, что испытания проводятся очень медленно, и правительства некоторых стран Азии под влиянием активистов Гринпис отказываются испытывать этот рис в своих странах. Известны даже случаи, когда эти активисты грозили местным биотехнологам, что если они начнут такие испытания, то посевы будут уничтожены, что, например, имело место во Франции на посевах трансгенных культур. Активистами Гринпис был распущен слух, что для того, чтобы получить половину дневной нормы витамина А, потребуется съесть 7 кг трансгенного риса. Испытания показали, что такая норма достигается при съедании 250 г такого риса. В одном из своих выступлений И. Потрикус сказал, что компания против «золотого риса» является античеловечной. Вообще, распускание слухов является любимым приемом этих господ. В некоторых странах Африки, куда в качестве гуманитарной помощи во время засухи была доставлена кукуруза из Америки, был пущен слух, что в эту кукурузу перенесен ген свиньи, и местное население, среди которого преобладают мусульмане, отказалось использовать эту кукурузу.
Растения хлопчатника содержат полифенол, который используется в медицине в качестве абортивного агента, являясь таким образом фактором, снижающим плодовитость. Был пущен слух, что именно трансгенный хлопчатник содержит этот фактор; и много напуганных женщин отказались собирать трансгенный хлопчатник, что привело к резкой нехватке рабочих рук на сборке.
Была получена информация о том. что если личинки бабочки монарха питаются пыльцой трансгенной кукурузы, то они гибнут. Перепроверка этих данных показала, что это происходит только в экспериментах, когда личинкам предоставляли только эту пыльцу и в количествах, которые в природе не наблюдаются. И тем не менее, активисты Гринпис и «зеленые» продолжают выходить на демонстрации, требуя защитить эту бабочку от трансгенных растений.
Поставленная 7 лет назад ООН программа снижения количества голодающих к 2015 г. в 2 раза практически остается невыполненной. Из-за сложной генетической структуры биологических объектов решения многих сложных проблем биотехнологии не приходится ожидать в ближайшие годы (например, резкого повышения продуктивности многих сельхозкультур). Однако не меньшую угрозу представляют антибиотехнологические агитаторы, провоцирующие необоснованные страхи населения к новым биотехпродукгам. Их основной аргумент сводится к следующему: если даже на сегодняшний день мы не знаем отрицательных последствий использования этих продуктов, то возможно, что они появятся в будущем.
Чаще всего страх перед продуктами новейших биотехнологий основан на невежестве, на незнании базисных данных науки, чем недобросовестно пользуются так называемые защитники природы и потребителей. Чем более объективно информировано общество, тем более лояльно оно относится к достижениям биотехнологии и тем охотнее оно их использует. Ну и кроме того, рыночное общество должно предоставить своим гражданам право самим выбирать, какие продукты им покупать. Требуется широкодоступная потребителям взвешенная информация, а не истеричные компании запугивания потребителей. В качестве примера можно привести Австрию, где наиболее популярную информацию потребитель получает из бульварных газет, выступающих против биотехнологий. В результате в Австрии население наиболее категорично выступает против продуктов биотехнологии. В Нидерландах население намного более информировано о достижениях биотехнологии и 75 % населения поддерживают использование продуктов биотехнологий. В Канаде выращивание картофеля требует многократного применения токсических инсектицидов. В провинции Остров Принца Эдуарда при выращивании картофеля используют так много инсектицидов, что они загрязняют грунтовые воды. Каждый год появляются сообщения о гибели рыбы в реках. Этого можно было бы избежать или резко снизить использование инсектицидов, высаживая трансгенный картофель, устойчивый к насекомым. Однако его не выращивают, так как Гринпис и прочие организации, поддерживающие его, заявили крупнейшим потребителям картофеля - сетям закусочных Макдональдс и Маккейн, что они блокируют работу их предприятий в случае использования этого картофеля. Приходится канадцам есть картофель, обработанный сильнейшими ядохимикатами.
Что же предлагают активисты Гринпис в качестве альтернативы биотехнологии? Применять методы органического земледелия, когда не используются синтетические удобрения и средства защиты растений. Звучит заманчиво. Но посмотрим, что было бы, если бы все сельское хозяйство стало органическим.
Лауреат Нобелевской премии, отец «зеленой революции» Норман Борлауг своими исследованиями по созданию карликовых и полукарликовых сортов пшеницы, спасший от голода десятки миллионов людей в слаборазвитых странах, сказал, что только новые биотехнологии могут спасти мир от голода и экологических катастроф. Он призвал всех ученых объединиться против тех дезинформированных защитников окружающей среды, которые считают, что потребитель отравляется продукцией современного высокоурожайного сельскохозяйственного производства. По подсчетам Борлауга, для того чтобы получить урожай 1990 г. в США, используя технологии 1940 г., пришлось бы вспахать дополнительно 188 млн акров земли такого же плодородия, что нанесло бы непоправимый ущерб пастбищам, лесам и другим неосвоенным в настоящее время земельным ресурсам, включая водозащитные земли и земли склонов. Он подсчитал, что для обеспечения навозом сельского хозяйства США, если бы оно все стало органическим, пришлось бы уничтожить все леса и создать пастбища для выращивания миллиардного поголовья скота для получения навоза, необходимого для удобрения полей органического земледелия.
Борлауг заявил: «Процветающие нации могут позволить себе применение самых элитных технологий и больше платить за продукты, произведенные так называемыми природными методами; один миллиард хронически бедных и голодных людей этого мира не могут. Новая технология может быть их спасением».
Органическое сельское хозяйство с его неэффективным использованием земли и низкими урожаями может обеспечить только небольшой процент населения Земли, добавим, очень обеспеченного населения. При повсеместном использовании органическое земледелие привело бы к экологической катастрофе. Поддержка органического земледелия основана на синдроме «назад к природе». Как и альтернативная медицина, она основана на наивной вере, что «природа знает лучше» и то, что натуральное - должно быть лучше.
Развеян миф о более безопасной, с улучшенными вкусовыми качествами, содержащими больше витаминов и микроэлементов, продукции органического земледелия. Учеными университета Отаго в Новой Зеландии показано, что все эти рекламные заявления не соответствуют действительности. Недавно в Великобритании были запрещены плакаты Ассоциации Земледелия (Soil Association) о более питательных, вкусных и полезных для окружающей среды продуктах органического земледелия, как не соответствующие действительности.
Что бы ни говорили антибиотехнологические запугиватели, 21 век - это век трансгенных растений. Единственно чего могут добиться и в ряде случаев уже добились эти агитаторы, это задержать внедрение этих растений на несколько лет, что неизбежно приведет к повышению стоимости сельскохозяйственной продукции и гибели еще многих миллионов людей в самых бедных районах мира.
Находящиеся на различных стадиях испытания трансгенные культуры, обладающие признаками устойчивости к экологически более безопасным гербицидам, болезням и вредителям, толерантные к засухе, засолению, холоду, с повышенным содержанием белков витаминов, микроэлементов, полезных жирных кислот и углеводов, несомненно привлекут покупателей, и никакие запугивания дезинформированных защитников окружающей среды не смогут остановить прогресс.
Учитывая большой спрос на продукты органического земледелия в Европе, конечно же, не стоит отказываться от их производства. Однако параллельно необходимо начать использование трансгенных сортов. И не стоит бояться крикливых защитников природы (вроде бы все остальные только и думают, как бы побольше ей навредить). Хотя может быть их намерения и благие, однако вспомним, чем вымощена дорога в ад. Я думаю, что профессионалы должны чаше выступать в прессе и на телевидении, просвещая широкую публику, а заодно и активистов, защищающих нас от трансгенных сортов.
Правительство должно найти необходимые средства для развития исследований по получению трансгенных растений (при необходимом неформальном контроле за их использованием, как это принято в других странах) и принимать меры к широкому просвещению потребителей, а не ужесточать меры по использованию трансгенных растений. Дело кончится тем, что ЕС отменит все запреты на посев и использование продуктов трансгенных растений (что уже началось с октября 2004 г.) и, используя имеющиеся у них ресурсы, быстро двинется по пути биотехнологии, а Россия и Украина окажутся в хвосте. Чем позже наши страны вступят на путь широкого использования новейших достижений биотехнологии растений, тем большую цену они заплатят за годы отставания.
Следует отметить, что, несмотря на резкое сокращение ассигнований на науку в странах СНГ, исследования по получению трансгенных растений продолжаются. В Москве клонирован ген, кодирующий синтез вещества паутинных нитей, в Новосибирске клонирован ген и получены трансгенные растения моркови, синтезирующие интерлейкин, защищающий от туберкулеза, клонирован также ген, повышающий устойчивость растений к засолению и холоду. В Минске клонирован ген, связывающий тяжелые металлы.

 

По материалам конференции: Современные достижения биотехнологии в виноградарстве и других отраслях сельского хозяйства, Новочеркасск, 29-30 июня 2005 г. / ГНУ ВНИИВиВ им. Я.И. Потапенко.

Метки: селекция |
 
< Генеалогия сортов винограда селекции "Магарач"   Генетически обусловленная изменчивость форм винограда семейства Vitaceae >
Искать по сайту:
или внутренним поиском:

Translator

Наверх