Главная >> Статьи >> Книги >> Физиология винограда, Стоев >> Физиологические основы обрезки и формирования виноградного растения

Некоторые аспекты фитоклимата виноградной лозы в зависимости от наличия штамба и местопроизрастания кустов - Физиологические основы обрезки и формирования виноградного растения

Оглавление
Физиологические основы обрезки и формирования виноградного растения
О применяемых формировках и принципах их выведения
Особенности урожайности глазков по длине прошлогодних побегов как фактор определения системы обрезки
О взаимосвязи между величиной урожая и качеством винограда
Значение величины нагрузки как определяющего фактора
Попытки установления критериев оптимальной нагрузки кустов
Зависимость урожая от листовой поверхности
Регулирование листовой поверхности и ее продуктивности при помощи операций с зелеными частями
Корреляция между длиной побега и количеством урожая
Взаимозависимость между системой ведения кустов и ростом и плодоношением
Площадь питания винограда в укрывных условиях
Площадь питания при выращивании винограда на штамбе
Влияние штамба на процессы роста и урожайность
Влияние штамба на продолжительность вегетационного периода и урожайность виноградной лозы
Влияние штамба на фотосинтетическую активность листьев
Некоторые аспекты фитоклимата виноградной лозы в зависимости от наличия штамба и местопроизрастания кустов
Физиологические основы определения сроков обрезки
О возможности получения заранее запрограммированных урожаев винограда при комплексном использовании биологических и природных ресурсов

В последнее время стали появляться работы, касающиеся элементов фитоклимата виноградной лозы в зависимости от способа выращивания и условий района. Очень большое внимание уделялось прежде всего температурным условиям, поскольку они во время вегетации оказывают большое влияние на процессы роста и формирования урожая и способствуют снижению повреждений минусовыми температурами зимой.
Считается, что выращивание кустов с оставлением штамба оказывает большое влияние на температурный фактор. По данным Герера (цит. по Негрулю, 1970) в летние месяцы в Европе среднемесячные максимумы составляли в мае в 5 cm от уровня почвы 25,1 С, в 50 cm — 19,6, в 100 cm — 19,3 и в 150 cm — 18,3°С, т. е. перепад температуры в мае на 145 cm высоты составлял около 7 С, а в июле— около 5°С. Зимой градиент разницы температуры у поверхности почвы (10 cm) и на высоте 200 cm составляет 2,4 (Д а в и д, 1936). Попа (цит. по Негрулю, 1970) указывает, что разница температуры почвы и в 200 cm доходила в январе и феврале до минус 10°С и была тем больше, чем ниже был абсолютный минимум у поверхности почвы (Негруль, 1970).
J u s t у а к (1960, 1960а, 1962) установил, что кисти более низких кустов (приземного ведения) в течение большей части вегетационного периода, вплоть до начала сентября, окружаются более теплым (на несколько градусов) воздушным пространством (атмосферой) по сравнению с высокоштамбовыми кустами. Данные показывают, что температура в октябре была на 2° ниже у кустов, выращиваемых по методу Мозера, чем у низких и кордонных формировок. Сделанные подсчеты показали, что сумма температур в 5 и 20 cm над поверхностью почвы за вегетационный период на 400— 800°С выше у приземных кустов. Этот факт, как отмечает Коzmа (1964, 1967), дает большое отражение на физиологические процессы винограда, поэтому с ним следует считаться при изучении и оценке вегетационных явлений в насаждениях. По-видимому, это сказывается прежде всего на том, что в штамбовых насаждениях сахаристость винограда всегда на 0,5— 2,0% ниже.
Наши исследования (Стоев, Крумов, 1971) показали, что в течение года средние минимальные температуры на высоте 40, 80, 120 и 200 cm над уровнем почвы сильно изменяются. Так, зимой минимальная температура на высоте 40 cm на 0,5—Г ниже по сравнению с температурой на высоте 200 cm, в ранневесенние месяцы (IV, V) разницы не имеется, в летние же месяцы температура приземного слоя атмосферы на 0,2—0,5° выше, чем на высоте 200 cm. Осенью (X, XI), так же как и весной, различий в температурном градиенте не обнаружено.
Наблюдения показали, однако, что градиенты температуры сильно меняются в зависимости от погоды — в тихие, ясные часы ночью разница доходит до 2,1, в туманную и ветреную погоду температура в воздушном слое 40—200 cm одинакова.

Максимальные температуры показывают обратный ход: зимой (XII, I) в более высоких слоях (2 cm) несколько теплее (0,4—0,6°С), а летом (VI, VII, VIII), наоборот, температура ниже на 0,5—1. Весной (III, IV, V) и
Фn=Ф1x

осенью (IX, X, XI) различий в температурном градиенте не обнаруживается, или же они незначительны.
И в отношении температур вертикальный градиент меняется в зависимости от погоды — либо увеличивается до 2,2°С (солнечная и безветреная погода), либо разницы нет (туманная и ветреная погода).
Погосян, Сакай(1972) показали, что температурный градиент разных частей виноградного растения и осенью и ранней весной может быть весьма значительным. К сожалению, у авторов не имеется сведений об изменении температурного градиента по вертикали и в различных частях куста при снижении отрицательных температур до критического минимума.
Исследования Драганова и Панделиева (1976) показали, что теплообмен ночью интенсивнее на поверхности почвы по сравнению с листьями и гроздями. Наблюдения авторов показали, что температура листьев на 4,5° выше, чем температура окружающего их воздуха. В соцветиях температура соответственно выше на 0,8—6,9oС. Температурный градиент направлен сверху вниз. Наблюдаемые явления изменяются в зависимости от метеорологических ситуаций в ночные часы.

На температурные градиенты значительное влияние оказывают виноград своей вегетативной массой и способ выращивания кустов. Как правило, при более густой посадке винограда (1,70 х 1,25 m) и приземном ведении (Гюйо) ягоды окружаются более теплой воздушной массой, чем те, которые расположены выше (по типу Мозера со штамбом 80 и 120 cm). В насаждениях с более широкими междурядьями(3,40/1,25m) различия температурного режима в секторе гроздей не столь велики и влияние вертикального градиента меньше.
Установлено также, что динамика нарастания вертикального градиента температур неодинакова при приземном и штамбовом ведении. В узкорядных насаждениях (1,70/1,25 m) градиент достигает максимальной величины при приземном ведении и по типу Мозера с высотой штамба 120 cm. В широкорядных насаждениях (3,40/1,45 m) градиент выше при выращивании со штамбом, чем при приземном ведении (по типу Гюйо).
Под влиянием испарения температурные градиенты значительно изменяются. Повышение влажности воздуха уменьшает радиационное выделение тепла ночью, поэтому вертикальные различия температуры сглаживаются. Таким образом, повышенное испарение воды из почвы уменьшает роль инверсии температур ночью и турбулентного обмена днем.
Температурные условия неодинаковы на южной и северной сторонах куста. Как правило, температура на южной стороне выше, причем различия более значительны при более редкой посадке (3,40/1,25 m). В междурядьях температура также выше, чем в рядах, в середине широких междурядий — выше, чем в середине узких междурядий вследствие затенения и уменьшения притока солнечной радиации. В листве кустов на высоте 180 cm температура всегда ниже в более редких насаждениях (3,40/1,25 m), чем в загущенных.
Исследования Драганова, Драганова (1970) показали, что температура при приземном ведении формировки типа Гюйо с 27 мая по 8 сентября (1967—1969) значительно выше, чем при высоте штамба 80 и 120 cm2.
По данным авторов, примерно через месяц после цветения в низких насаждениях в зоне 30—70 cm растения окружаются более теплым воздушным слоем, в результате чего здесь сумма эффективных температур на 313,5° выше, чем вне насаждения. В высокоштамбовых насаждениях в зоне 120—160 cm сумма эффективных температур на 140° ниже, чем вне насаждения. Таким образом, способ выращивания винограда может оказывать существенное влияние на температурный режим, а, следовательно, и на фитоклимат.
Терехов (1974) также приходит к выводу, что при выращивании кустов на высоких и средних штамбах куст вегетирует в условиях меньшей суммы активных температур воздуха и большей физиологической засухи, чем при бесштамбовом и низкоштамбовом ведении.
Исследования Бонджукова (1973)также выясняют ряд вопросов, касающихся фитоклимата виноградных насаждений в зависимости от применяемых формировок. Во-первых, он установил, что перепад минимальных температур зимой на высоте 50 и 210 cm над поверхностью почвы не больше 2°С. Иногда автор отмечал даже одинаковую или же более низкую минимальную температуру на высоте 210 cm —с —5° 10/XII 1968 г. до —22° 12/1 1969 г. Таким образом он полностью подтвердил исследования Давида (1936) и Стоева, Крумова (1971). Отметим, что наблюдения Бонджукова (1973) проводились в период, когда минимальные температуры достигали критических (—20, —25°) величин, которые причиняли губительные повреждения неморозостойким сортам.
Некоторые авторы утверждают, что при выращивании винограда со штамбом повышается его морозоустойчивость (Кириллов с сотр., 1972, и др.). Практические наблюдения показывают, что это не происходит — наоборот, часто из-за перегрузки кустов повышается чувствительность почек и побегов к низким температурам.


1 В данном случае речь идет о приземном ведении кустов

2 Авторы установили, что разница температурного режима кустов на штамбе 80 и 120 опт незначительна — с некоторым перевесом для полувысокого ведения (0,2—0,6°С).

Обстоятельные исследования Погосяна и Скляровой (1969) убедительно показали, что в интервалах —8, —20, —27,6°С не установлено повышения морозоустойчивости в результате выращивания со штамбом. В природных условиях наблюдаемый иногда положительный эффект вызван температурным градиентом. Однако этот механизм приобретает некоторое значение до критического предела минимальных температур, после чего температурный градиент теряет значение.
Наблюдения Бонджукова (1973) также подтвердили ранее сделанные выводы (Justуак, 1962; Стоев, Крумов, 1971; Драганов, Драганов, 1970) о том, что в летний период (июнь, июль, август) среднемесячная температура в утренние и полуденные часы (7,20 ч. и 14,20 ч.) в 15 cm над землей всегда на 1—2°С выше, чем в 170 cm. Установлено также, что вертикальный градиент температуры более значителен при солнечной погоде и доходит до 2,1—2,8°С. В таких условиях в 14,20 ч. корреляционная зависимость между температурой и высотой над уровнем почвы наиболее четко выражена (r=—0,95). Коэффициент корреляции (r) температурного градиента в утренние (7,20 ч.) и послеполуденные часы (21,20 ч.) при пасмурной погоде так же, как и по среднемесячным данным, не приобретает значения достоверности.
Значительный интерес вызывают исследования Д. Бонджукова суточного хода температурного градиента при разных формировках. Хотя здесь трудно провести научно обоснованное сопоставление, все же установлено, что у некоторых формировок (зонтичная, калифорнийская пергола, V-образная, Мозера с высотой штамба 130 cm) температурный градиент в 10—160 cm над землей днем доходит до 8—12°. Исключение в этом отношении наблюдалось у Т-образной формировки с высотой штамба 130 cm.


Рис. 33. Дневные изменения температуры воздуха (1) и ягод винограда на директном освещении (2) и в тени (3). Сорт Мускат александрийский, 10 февраля 1972 г. (Австралия)
Ряд других исследований посвящен изменению фитоклимата под влиянием ширины междурядий (Купченко, 1974), в различных зонах куста(Белков, 1972), на поверхности и во внутренних зонах ягоды (Драганов с сотр., 1975) и т. д. Miller (1972) установил большую разницу в температуре на поверхности ягод винограда, находящихся в тени и под прямым воздействием солнечной радиации (рис. 33). Как видно, температура открытых ягод на 1,4 до 7,3° выше температуры воздуха, в то время как температура ягод в тени на 0,5—4,4°С ниже. Максимальная разница температуры в поперечном разрезе ягод доходит до 10,7°С. При 40° установлен распад протеинов в ягодах. Орошение смягчает температурный режим, однако охлаждение вследствие транспирации незначительно. Автор установил также, что температура листьев почти такая же, как и воздуха (рис. 34). Это показывает, что транспирационное снижение температуры листьев весьма эффективно.
Существенные изменения температурных условий наступают также под влиянием рельефа и экспозиции. Они имеют большое значение, поэтому заслуживают внимания при оценке микроклиматических ресурсов для расширения ареалов выращивания винограда с оставлением штамба в континентальных районах.
Turner (1966) установил, что участки с юго-восточной экспозицией с уклоном между 25 и 48° получали на 18% больше солнечной энергии, чем горизонтальные. Экспозиция на восток, юго-восток и юг при уклоне 15 и 30° также всегда обеспечивала больше лучистой энергии: при юго- восточной экспозиции — на 28 и 46 % по сравнению с горизонтальными участками и юго-западной экспозицией склонов. Горизонтальные (равнинные) площади, однако, находились в более благоприятном положении в отношении получения лучистой энергии, чем западные и юго-западные экспозиции. В заключение автор приходит к выводу, что топография местности
приводит к значительным изменениям количества получаемой энергии. При этом топография меняет распределение лучистой энергии как в течение дня, так и в разные периоды вегетации.

Рис. 34. Зависимость температуры листьев (по ординате) от изменения температуры воздуха (по абсциссе)
Листья освещены директно: 1 — сорт Кориньян; 2 — сорт Торонтель.
Листья в тени: 3 — сорт Кариньян; 4 — сорт Торонтель
Как отмечалось выше, Унгурян (1952) установил существенное влияние склонов и экспозиции участка под виноградником на сахаронакопление1 — наиболее интенсивное накопление сахаров отмечалось при северо- восточной и юго-западной экспозиции. Различия в накоплении сахаров Унгурян объясняет неодинаковым температурным напряжением в различные часы дня. На рис 35 представлена последовательность температурного напряжения различных экспозиций ( в нисходящей градации): южной, западной, восточной и северной.
По данным Andriiouc сотр. (1971) южный, юго-восточный и юго- западный склоны получают больше солнечной радиации. Они считают также, что продукция винограда повышается пропорционально притоку солнечной энергии.
Вкладом в изучение микроклиматологии склонов являются исследования Стоева с сотр. (1962, 1963, 1967), Магрисо с сотр., 1964, Stоev с сотр. (1966). He рассматривая всех охваченных этими исследованиями вопросов, отметим основные выводы.

Рис. 35. Температурный режим в зависимости от расположения участка
1 — восточный склон; 2 — южный склон; 3 — западный склон; 4 — северный склон

1 См. раздел "Основные закономерности роста и созревания ягод винограда" (т. II)·


Рис. 36. Температурный режим виноградника на склонах и террасах
а — сопоставление температуры в почве па глубине 10 cm на террасах и нетеррасированных склонах: 1 — нетеррасированный склон (канава-терраса); 2 — ступенчатая терраса; б — сопоставление температуры в почве на глубине 10—50 cm в выемочной (1) и насыпной (2) частях террасы и середине полотна (3)
Прежде всего установлено, что термические условия почвы (10 cm) неодинаковы для склона и террас — среднемесячная температура за период V—IX более высока на склоне, чем на террасах (рис. 36). Термические условия неодинаковы также для выемочной и насыпной частей террас и середины полотна. Эти физические различия в сочетании с большими изменениями питательных и механических свойств почвы приводят к существенным изменениям роста и плодоношения куста. В конечном счете сумма температур на склонах гораздо большая, чем на террасах. Это является указанием лучшего обогревания лучистой энергией нетеррасированных участков на склонах. Температурные условия на высоте гроздей также улучшаются.

Рис. 37. Абсолютные минимальные температуры с обеспеченностью 10%
Далее Стоев с сотр. (1970) показали, что местоположение виноградника и рельеф местности имеют очень большое значение также для режима минимальных температур зимой. Участки виноградника, расположенные в непосредственной близости к реке или водоему, а также на склонах у рек и водоемов, на высоте 500—600 m выше уровня моря, на высоких плато, требуют корректировки имеющихся данных об абсолютных минимальных температурах или же средних абсолютных минимальных температурах вследствие инверсии (стекания) холодного воздуха из холмистых районов в низинные участки и котловины. Поэтому установление действительных данных о средних абсолютных минимальных температурах или же реальных данных об абсолютных минимальных температурах, возможной продолжительности их воздействия и предполагаемой частоте (повторяемости в %) имеет большое практическое значение для определения ареалов выращивания винограда со штамбом в континентальных районах.
С целью установления параметров территориального размещения штамбового виноградарства в Болгарии проведены следующие исследования1:
Таблица 16
Корректировка средних абсолютных годовых минимальных температур под влиянием местоположения на холмистых и горных участках на территории Болгарии


Местоположение района

Корректировка

средней из абсолютных годовых минимальных температур воздуха, °С

абсолютной годовой минимальной температуры с обеспеченностью 10%, °С

Равнинные места вблизи большой реки или водоема

+3,0

+ 3,6

Склоны вблизи большой реки

+3,7

+4,8

Склоны в холмистом районе 500—600 м высоты

а) в Северной Бол1 арии

+2,6

(-2,6

б) в Южной Болгарии

+4,2

+5,3

Плато в холмистом районе до 500 m

+2,2

+2,7

Высокие склоны и плато выше 500 m

+2,3

+2,4

Долины на склонах

а) до 500 m

+ 1,7

+1,4

б) выше 500 m

+2,1

+2,3

Долины в равнинах до 500 m

-2,2

-3,1

Котловины

а) до 500 m

-3,3

-4,9

б) 500—1000 m

-4,1

-5,4

1 Сведения приводятся для иностранных читателей в качестве примера и методологической модели.

в) выше 1000 m

-5,8

-6,1

Таблица 17
Взаимозависимость между величиной абсолютной минимальной температуры t.min и возможной продолжительностью воздействия пониженных температур (h)


Абсолютная минимальная температура, t.min

Ниже —24° (h)

-—-21—24°, h

—18—21°,
h

—15—18°,
h

—30

10

26

30

32

—29

15

23

26

30

—28

12

21

23

26

—27

9

18

20

24

—26

6

15

18

22

—25

3

12

15

20

—24

9

13

17

—23

6

11

14

—22

3

9

11

—21

6

7

—20

3

4

  1. Разработано картографическое распределение tmin и t10% на основе данных о минимальных температурах 230 метеорологических станций за 30 лет (рис. 37).
  2. Составлена таблица корректировки данных t.min и t.10% в зависимости от местонахождения участка (табл. 16).
  3. Разработан график — номограмма установления частоты (повторяемости в %) минимальных температур в определенных районах.
  4. Составлена таблица установления продолжительности воздействия минимальных температур в интервалах — 15, —18, —21 и —24° (табл. 17).

На основе этих исследований сделан вывод, что на склонах в условиях Болгарии выращивание винограда с оставлением штамба без риска вымерзания становится возможным в зонах, ограниченных изолинией—18° — 18,5° из средних абсолютных минимальных температур. Как известно, Кондо (1970)  и Давитая (1948) считают, что изолиния —15° (Давитая) или же —15—16° (Кондо) является границей между укрывным и неукрывным виноградарством. В Болгарии раньше считалось, что неукрывной являлась зона, ограниченная изолинией —14°, а полуукрывной — изолиниями —14 и —16° (Райониране на лозарството в България, 1960).Однако, как показали наблюдения (Кондо с сотр., 1972), при снижении абсолютных минимальных температур до —23—26°С, рельеф участка (склон) теряет свои преимущества из-за инверсии воздушных масс. В этих условиях не выявлено преимущество высокоштамбовой формировки, обусловливаемой температурным градиентом.
Риск повреждения зимними минимальными температурами значительно увеличивается к северу от изолиний —18,5—19°. О возможном риске в более широком географическом ареале, включающем территорию СССР, СРР, НРБ и ЧССР, можно судить по номограмме, разработанной группой ученых экологов-климатологов (Хершкович ссотр.,1971), а также по карте-схеме, находящейся в I томе монографии. Все это показывает, насколько осторожно нужно приступать к выбору районов для закладки виноградников с оставлением штамба. Правда, один из доминирующих сейчас прогнозов климата в ближайшие 25—50 лет предусматривает постепенное потепление в северном полушарии в 2000 году на 0,5—1,0°, в 2025 г. — на 1,5 — 3,0 по сравнению с 1974 г. (Будыко, 1979). Нет сомнения, что такие изменения термического режима окажут огромное влияние на природные условия и характер сельскохозяйственного производства, в т. ч. виноградарства. На настоящем этапе, однако, наши знания в этой области очень скромные, поэтому они обязывают к разумной предусмотрительности при решении вопросов территориального размещения штамбового виноградарства, исходя главным образом из существующих параметров морозоустойчивости сортов.
На основе итогов проведенных в Болгарии и за рубежом наблюдений повреждения винограда минимальными температурами (Стоев, 1968, 1969а, 1970) принимается, что в интервале минусовых температур 15—18°С наступают повреждения глазков неморозостойких сортов. В интервале —18, —21°С наступают частичные до средних повреждения глазков морозостойких сортов типа Ркацители, Каберне Совиньон, Рислинг и др. Нередко в зависимости от подготовленности виноградного растения к низким температурам, продолжительности их воздействия и других факторов в этом интервале наступают более значительные повреждения. В интервале —21—23° (—24°) почки в большинстве случаев полностью погибают, повреждаются также однолетние и многолетние части винограда. При более низких температурах (ниже —24°С) отмечаются значительные и даже гибельные повреждения многолетних частей. Повреждения в интервалах — 21—23° (— 24°) и ниже во многом определяются продолжительностью воздействия минусовых температур. Это полностью подтвердилось наблюдениями за состоянием виноградников Молдавии после перезимовки в 1972 г. (Кондо с сотр., 1972).

Погосян (1971) показал, что губительное влияние на почки оказывают минимальные температуры в пределах —24—26° при воздействии на протяжении двух часов. Другими исследованиями Погосяна (1971а) и Погосяна с сотр. (1975) установлено, что морозоустойчивость винограда во многом зависит от содержания воды в тканях.
Некоторые авторы (Бабриков с сотр., 1978) установили, что процент погибших вследствие вымерзания почек выше на формировках со штамбом 80 cm по сравнению с формировками на штамбе 130—150 cm. Это не вызывает сомнения, поскольку абсолютная минимальная температура была в пределах —16,5°. В таких случаях положительный температурный градиент 1—2° может способствовать лучшему сохранению почек. Из этого, однако, нельзя делать вывод о возможности предохранения от вымерзания удлинением штамба, поскольку по достижении критических минимальных температур для соответствующих сортов разница в температуре из-за вертикального градиента утрачивает значение и не предупреждает гибельные повреждения. Таким образом, вертикальный градиент, возникающий в условиях ниже критических минимальных температур, не имеет значения для гибельных повреждений почек и стеблевых частей.
Другие авторы (Алишев, 1976) считают, что для повреждения почек имеет значение лишь величина абсолютной минимальной температуры. Это утверждение также нельзя считать обоснованным, поскольку любая величина абсолютной минимальной температуры всегда связана с определенной длительностью ее воздействия. Следовательно, оба эти явления взаимосвязаны. В литературе отмечаются случаи, когда при невысоких значениях абсолютно минимальной температуры, но при продолжительном воздействии (—11°С на протяжении 14 дней) наступали губительные повреждения (Мержаниан, 1939).
Наблюдения после зимних морозов 1968—1969 гг. показали, что при воздействии пониженных температур в районе г. Плевен на протяжении 15 h 30 min, из которых 11 h 30 min в интервале между —20 и —21°, около 3 h 30 min — между —21 и —22° и только 25—30 min —23°, повреждения штамбовых насаждений во многом зависели от биологических особенностей сортов1.
У сорта Ркацители (I группа) пострадало 45,8 % главных почек глазков и 17% зимующих, что не оказало сколько-нибудь заметного влияния на урожай. Путем добавочной нагрузки урожай был полностью компенсирован. Морозобойны получили лишь 2,7% штамбов. У сортов Каберне Совиньон, Рислинг итальянский, Гаме черный (II группа) отмечалось повреждение 70— 80% главных почек глазков и 15—40% замещающих. Урожай этих сортов был в 2—5 раз ниже, чем у крытых зимой растений. У сортов Саперави, Мускат Оттонель, Памид, Шасла доре и Юлеки бисер (III группа) пострадало около 85—90% главных почек глазков и 50—60 % замещающих. Урожай их был в 10—25 раз ниже, чем у укрытых на зиму растений. У сортов Болгар, Кардинал, Димят, Гымза, Уньи белый, Мускат белый, Чауш, Альфонс Лавалье и др. (IV группа) погибло 95—100% главных почек и 85—100% замещающих. Они практически не дали урожая. По сорту Болгар установлено, что 89% растений получили повреждения штамба и рукавов, а 12,7% штамбов — заболевание бактериальным раком.

1 По данным отчета Научно-исследовательского института виноградарства и виноделия в г. Плевен за 1969 г.

Как показали исследования Никова и Проданского (1971), с понижением минусовых температур до —18—22° и увеличением продолжительности их воздействия с 2—4 до 8—10 h степень повреждения почек значительно возрастает (рис. 38).

Рис. 38. Зависимость между продолжительностью воздействия пониженных температур (h) и повреждением почек глазков (%) сортов Памид (I), Мискет червен (II), Каберне Совиньон (III). Болгар (IV), Мерло (V) и Ркацители (VI)
1 — минус 18°; 2 — минус 20°; 3 — минус 22°
Наши исследования также показали, что значительные повреждения вызывает температура —20° при 12 h воздействия. Температура —22° почти полностью уничтожает почки при продолжительности воздействия 12 h.
Разница между сортами отмечается при температурах —18° и —20° при продолжительности воздействия 4—10 h.
При сопоставлении результатов исследования Стоев с сотр. (1970) и исследований морозостойкости винограда нетрудно установить, что на территории Болгарии имеется ряд районов, где можно выращивать виноград с оставлением штамба без риска вымерзания. Имеются районы с незначительным(10—15%) и с большим риском (30—50%) повреждения. В связи с этим практическая работа требует установления подходящих для выращивания винограда со штамбом районов и выбора относительно наиболее морозостойких сортов.
Вопрос об установлении параметров развития высокоштамбового виноградарства очень сложен. Сложность проблемы вытекает, во-первых, из того, что приведенные на рис. 37 данные дают среднюю многолетнюю характеристику режима минимальных температур. В отдельные годы возможны некоторые отклонения средних корректировочных коэффициентов. Во-вторых, морозостойкость сортов — явление динамическое и подвержено влиянию множества факторов. В качестве примера можно привести случай сорта Букет. Зимой 1977—1978 гг. он получил очень небольшие повреждения почек при минимальных температурах —23, —24°С и показал себя более морозостойким, чем Ркацители, Каберне Совиньон и другие сорта. На следующий же год после длительной летне-осенней засухи и подавления роста побегов вследствие перегрузки (20—25 t урожая с гектара) отмечался выпад 25—30% кустов при минимальных температурах —17°С.
Весьма большое значение имеют также восстановительная способность сортов и способы восстановления после зимних повреждений. Давно установлено (Баширов, 1947, 1948, 1949, 1949а, 1954, 1957; Кондо, 1950; Стоев с сотр., 1952), что в быстром восстановлении виноградного растения большую роль играют пасынки. Путем прищипывания верхушек основных побегов становится возможным получить урожай в год вымерзания при приземном ведении или же формировать плодовые звенья и многолетние ветви при штамбовом ведении и, таким образом, обеспечить плодоношение на второй год после вымерзания. Поэтому сведения, приведенные выше, могут служит основой дальнейших исследований в целях уточнения и конкретизации возникающих вопросов.
При изучении фитоклимата винограда некоторое внимание уделяется также режиму почвенной и воздушной влажности, который создается при различных формировках. Отметим прежде всего исследования Драганова и Драганова (1970), которые определяли влажность атмосферы и почвы в приземных (Гюйо) и штамбовых насаждениях (типа Мозера) высотой 100—125 cm. Они установили, что при формировках со штамбом 60—160 cm относительная влажность атмосферы выше на протяжении всего вегетационного периода. В зоне гроздей разница во влажности атмосферы примерно на 2,2% меньше для приземных формировок. Нередко, однако, она увеличивается до 4—7%, а иногда до 6—8%. Более устойчивый характер разница приобретает в августе, но все же она составляет почти 3 %.
Дефицит влажности воздуха при низких формировках (20—80 cm) в среднем на 1,1 mb выше по сравнению с высокими формировками (60—160 cm). После 15 июля эта разница увеличивается и достигает 2—10 mb, что объясняет наблюдаемое усиление развития оидиума в высокоштамбовых насаждениях.
Авторы установили также, что запасы влаги в почве больше в штамбовых насаждениях. Эти сведения не совпадают с данными Justуак (1960, 1962).
Исследования Крумова и Стоева(1971) показали, что в более узкорядных и низких насаждениях абсолютная влажность атмосферы выше в приземном слое. В штамбовых насаждениях влажность атмосферы возрастает снизу вверх в период засухи. После увлажнения обнаруживается обратная зависимость или же наступают колебания неопределенного характера. В насаждениях с более широкими междурядьями абсолютная влажность атмосферы возрастает снизу вверх независимо от высоты штамба. После дождей и здесь вертикальные изменения влажности атмосферы показывают обратный ход.
Установлено также, что в период засухи относительная влажность воздуха днем возрастает снизу вверх, а ночью в обратном направлении. Высота штамба не меняет характера вертикальных изменений. При увлажнении почвы относительная влажность атмосферы меняет свой градиент и под влиянием формировок.
Аналогичное явление установлено в отношении дефицита влажности — он больше в приземном слое во время засухи и меньше в верхних зонах растений. Этот градиент не меняется под влиянием междурядий и типа формировки. При увлажнении почвы дефицит влажности неустойчив в междурядьях, уменьшается также в приземном слое.
В заключение отметим, что многие вопросы выращивания винограда на штамбе в континентальных районах требуют дальнейшего выяснения. Поэтому следует усилить исследовательскую работу в этом направлении и повысить уровень методики исследований, на что мы неоднократно обращали внимание (Стоев с сотр., 1965; Стоев, 1968, 1969а, 1970). При этом, как отмечает Негруль (1970), опыты с высокоштамбовой культурой следует ставить при более четком разграничении отдельных элементов в комплексе (площадь питания, система опор, высота штамба, формировки, обрезка, нагрузка, подвязка и др.) для того, чтобы точнее выявить влияние отдельных элементов на фитоклимат, урожай и его качество и т. д. Без разграничения специфического значения составляющих компонентов нельзя приписывать полученный результат одному элементу всего комплекса. Поэтому очень важно поднять уровень исследований.



 
< Физиология роста и развития семян и сеянцев винограда   Некоторые аспекты проблемы программирования урожаев винограда >
Искать по сайту:
или внутренним поиском:

Translator

Наверх